Десять дней потрясения в Германии: взгляд петербурженки - Электронный журнал «Женщина Москва»

Просветление и эволюция человеческой души Частица Единого (называемая нами «душа») воплотилась в человеческом теле не только для того, чтобы посадить дерево, построить дом и родить сына. Но, прежде всего, с целью – при полной иллюзии реальности материального мира – спровоцировать себя сделать духовный выбор и стойко следовать ему. Или она часть Единого и его плана духовной эволюции мыслящей энергии (кем являемся мы), или она «служит себе» и Божественный замысел отрицает…

Сергей Селихов

Больше 1000 идей для Дома и дизайна интерьера своими руками Опыт отечественный и зарубежный. Мы собирали их для вас более 10 лет.

Авторизация:

Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Регистрация.

Поиск:



Enter your email address:

Delivered by FeedBurner






Если сайт вам интересен, пожалуйста, ответьте на короткую анкету.


Система Orphus


Десять дней потрясения в Германии: взгляд петербурженки

10.11.2011 
Всё-таки оговорюсь: под "потрясением" в моих заметках не следует буквально понимать значение этого слова, потому как это не был шок от пребывания на чужбине, это, скорее, было удивление, восторг, недоумение, порой, непонимание и нежелание понять. С одной стороны, это был взгляд петербурженки, всё ещё любящей свою родину и пока ещё переживающей за судьбу своей страны. С другой стороны, это был взгляд обывателя, имеющего семью и работу, квартиру и дачу, кошку и собаку.   

Заметки писались потому, что не заметить не моглось, а записать тем более. Память ведь избирательна - вдруг через какое-то время забуду что-нибудь и не смогу поддержать беседу в интересном обществе?! А жить в обществе и быть свободным от общества, говорят, нельзя.

Итак, поздний осенний вечер, аэропорт «Пулково». Волнуюсь как всегда перед любым отъездом или отлётом. Перед отлётом особенно, потому что боюсь высоты. Хотя, порой, красота, которую вижу из иллюминатора, пересиливает страх. 

В этот раз тоже была красота, но сначала, как и положено у меня, - страх. Потом взлёт и – фантастика! Там, внизу, фантастические дорожки из светящихся золотом и серебром гирлянд, переплетающиеся между собой, завораживающие меня своим сказочным светом. Гирлянды, словно искрящиеся ленточки, то симметрично вплетены в городские улицы-косы, то хаотично разбросаны по углам. Волшебные огоньки ночного города чуть дрожат. А может, это я дрожу, а они, наоборот, подмигивают мне, будто подбадривают: «Не бойся! Смотри, как прекрасен твой город с высоты! Смотри!» 

Самолёт слегка изменил направление, и крыло заслонило мне чудный вид электрических рек. У-у, крыластая стальная птица, прячешь от меня волшебную страну! Нельзя ли повернуться как-то иначе? Поворачивается… А огоньков больше нет. Всё, сеанс окончен, под нами только облака - чёрные, беспросветные скопления водяных паров, таких плотных, что даже крыла, у которого сижу, не вижу, и лишь красная мигающая лампочка на нём показывает, что оно – крыло – на месте. Облака - совсем другая сказка!
Слежу за бегущей строкой в салоне, вижу отметку высоты – 11848 км. Господи! Неужели нельзя лететь чуть пониже?! 

Первый день. Берлин

Немецкий самолёт долетел хорошо, пассажиров в салоне было много, но были и свободные места. Предлагали воду, соки, чай, кофе, бутерброды - бесплатно. Всё остальное платно. Я очень хотела спать, но мы так быстро летели, что я не успела даже вздремнуть, не дали. Просто какой-то скоростной самолёт попался. Или расстояние уменьшили до Берлина. Наши всё могут...

Меня встретили в аэропорту Тегель, мне купили билет на наземный транспорт на весь день и меня повезли в отель. Ехали автобусом, который идёт по одной из главных улиц Берлина, так что часть достопримечательностей я тут же и подсмотрела. Правда, моросил дождь, но я же была в автобусе. 

Добрые работники отеля не стали меня мучить и запустили в номер сразу по приезде. То есть, по правилам я должна была заселиться с 12.00, а получилось - с 10.00. Ура! Это было маленькое первое счастье. Я перекусила чего-то там взятого с собой в виде сухого пайка и легла в чистую мягкую германскую постельку, и всё... 

И снился мне не рокот самолёта, не эта ледяная синева, а снилась мне часа два точно трава, трава у дома, зелёная, зелёная трава... (Голландская народная песТня).

Погоды стояли родные, домашние - с утра до вечера - дождь, ночью - морось, ветер сильный, но далеко не штормовой, не питерский. Что ж, октябрь уж наступил...

Наступила и я - впервые - на одну из 16 автономных немецких земель.

Временем я располагала сполна, это была моя первая поездка за рубеж вне какого-либо тура, а значит вне расписания. Лица, встретившие и спустя 10 дней проводившие меня, к моей культурной программе отношения не имели, на материальное положение не влияли и на свою сторону не переманивали. Спасибо им!

Берлин практически весь был в строительных работах. В жизни не видела нигде такого масштабного ремонтно-реконструируемого процесса! Денег, может быть, городу дали? Сужу по себе - есть чуть-чуть денежных средств - делаю ремонт чего-то одного в квартире, подкинут средств побольше - можно начинать ремонт на всей жилплощади, ещё и лоджию прихватить. А может быть, это постоянное состояние души столицы? Надо будет проверить – снова оказаться через год на высоте 11848 км…

Не очень было удобно смотреть на некоторые исторические памятники, проходить по таким же историческим улицам и площадям, потому что ремонт - есть ремонт: где-то что-то прикрыто, перекрыто, а то и вовсе закрыто. Но даже если бы никаких работ не было, всё равно впечатление от города осталось у меня таким, каким сложилось в этот приезд, а именно: Берлин показался мне большим нескладным человеком, по образу и подобию похожим на "что выросло, то и выросло".

Интересно расположены дома в кварталах. Старые постройки и современные граничат друг с другом настолько хаотично, что можно подумать, будто людям здесь всё равно, сохраняется ли архитектурный ансамбль при таком соседстве или нет? И вообще, нужен ли этот ансамбль и с чем его смотрят? Ну, дело хозяйское.

Посещение самых-самых всемирно известных достопримечательностей имело место быть, но без комментариев, потому как шедевры есть шедевры и о вкусах не спорят. Понравился большой выбор общепита! На любой желудок и кошелёк, включая язвенников и трезвенников.

Там, где я ела, посуда была идеальной чистоты. Для меня это очень важно. В Санкт-Петербурге, дома, на кухне много лет уже висит над разделочным столом самодельный плакатик: "Посуда любит чистоту!" и картинка из детской книжки Корнея Чуковского "Федорино горе" с изображением Федоры в момент, когда сияющая намытая посуда вернулась к ней и снова воцарилась хозяйственная дружба.

Во время моей первой «экспедиции» по городу на глаза несколько раз попадались странные большие пустующие дома, похожие на советские постройки в наших социалистических городах. С виду вполне приличные, разбитых окон нет, выжженных квартир нет, наоборот, в кое-каких окнах видны жалюзи, снаружи - кондиционеры. Но дома - пустые. Как будто бы в один момент всех выселили, необходимые вещи вынесли, электричество отключили и всё. Странно.

День пролетел, как шуганый воробей под носом. 

Второй день. Берлин.

Снова много ходила и ездила по германской столице. Приглядывалась и прислушивалась ко всему, что было по пути.

Например, подумала, отчего так всё хорошо видно? Ба! Да это оттого, что рекламы нет в таком количестве, в каком она расцветает в Петербурге! Фасады домов - видны, перспектива улиц - видна, через проезжие части ничего не тянется и над ними ничего не висит. Рекламы почти нет! То есть, она есть, но так есть, что не раздражает глаз и не портит внешний облик города. 

Хм...

Устала ходить к середине дня. Дошла до Музейного острова, села на скамейку, думала, размышляла, сравнивала, умиротворённо созерцала всё, что двигалось и не двигалось вокруг. Случайно поняла, какой здесь тихий шум. Была бы у скамейки спинка повыше - уснула бы.
Через какое-то время вышла на набережную реки Шпре (или Шпрее). Долго-долго стояла у воды, вдыхая её запах, потом, не спеша, бродила вдоль одного из берегов. Красиво!  Закрывала от удовольствия глаза – видела Неву. 

Третий день. Берлин.

Какие, однако, здесь громкие сирены на машинах "Скорой помощи" и им подобных! Прямо таки заставляют меня поворачивать голову в их сторону, когда они проезжают мимо. Правда, это единственный громкий сигнал, исходящий от различных авто. Авто... мобили здесь чистые, не битые и небольшие, ездят туда-сюда все три дня правильно, не пугают меня (я имею ввиду тот факт, что дома, в своём, к примеру, Приморском районе, боюсь смело переходить дорогу даже на загоревшийся зелёный свет. Нам ведь как говорят: "Загорелся "зелёный" - смело переходите проезжую часть". В моём Приморском районе на пешеходный "зелёный" ещё смело едут автомобилисты). И велосипедисты в Берлине «чистые». Им здесь раздолье! Специальные дорожки, специальные знаки, специальное обмундирование, специальные секции светофоров. 

На третий день гостевания я уже без страха гуляла по городу, потому что здесь не бросаются из окон по прохожим полиэтиленовыми пакетами с водой, не сморкаются тебе почти на ноги, не плюются так смачно, идя тебе навстречу, что аж тошнота подкатывает. Здесь я легко чувствовала себя на остановках городского транспорта: простая и удобная система оповещения о прибытии любого общественного перевозчика.

Мне было удобно садиться в городской общественный транспорт, потому что низкие платформы автобусов и трамваев подставлялись мне сами – только заходи. Теперь-то я догадываюсь, почему мы говорим о нашем транспорте: «Залезай», «Слезай» и «Забирайся». Мне было приятно находиться в магазинах – больших и маленьких, потому что слова приветствия и прощания от тамошних продавцов не идут ни в какое сравнение с аналогичными словами от наших работников торговли. Берлинские продавцы, обслуживая меня, покупателя, не смотрели сосредоточенно в одну точку кассового аппарата и не произносили скороговоркой: «спасибо-за-покупку-приходите-к-нам-ещё-рады-вас-видеть», нет, они смотрели именно на меня, улыбались именно мне и не спеша говорили почти то же самое, только по-немецки.

И, конечно же, меня поразила возможность посещения любых торговых точек людей с собаками. С любыми собаками, от мала до велика. За мной, наверное, было очень забавно наблюдать, когда я пристраивалась «в хвост» к хвостатому питомцу и ходила за ним и за хозяином, чтобы по-смо-треть, как они вместе делают покупки.

Нет ничего проще, как сказать: «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». Табличек «С собаками вход воспрещён!» на дверях магазинов я не видела. Но, должна сказать, и собаки там другие. Воспитаннее. Даже мой четвероногий любимец отстаёт от немецких собачек в воспитании. Взяла это на заметку. Себе.

Багдад – город большой! Санкт-Петербург – город большой! Берлин – тоже большой город. И в этом большом городе, в его маленьких двориках, в какие удалось заглянуть, я тоже кое-чему поражалась. Больше всего меня потрясло опять-таки отношение людей, в данном случае - отношение к чужим вещам.

Вот двор, он уютен и чист, как всё вокруг. Во дворе – деревья. Кстати, о деревьях, пока не забыла: в Берлине, и не только в нём, высаживают молодые деревца и вокруг них ставят такие (!) крепления, что ни сильный шквалистый ветер (а бывает ли такой в Берлине?), ни цепляющийся за что ни попадя, в том числе и ветки, нетрезвый член общества (а есть ли такие в Берлине?), ни большая собака, любящая отгрызать ветки у деревьев (а есть ли такие …), в общем, ничто и никто не сможет дать погибнуть молоденьким насаждениям, потому как эти крепления – настоящие произведения заботы о подрастающем зелёном поколении. Да, так вот, двор, деревья, около деревьев, с двух сторон стоят велосипеды, поставленные на нехитрые приспособления. Вокруг одного дерева стоят, прислонившись друг к другу, две пары стареньких велосипедов… заросших незнакомыми мне растениями! Сначала меня взяла оторопь, потом умиление, улыбка и, наконец, я представила себе, что было бы с этими великами в моём, например, дворе…

Грустно, конечно, тут же вспоминать о другом потрясении: когда вернулась домой, под окнами увидела раскуроченный с такóй злобной любовью и больной ненавистью «Жигулёнок», что стало не по себе.

Ну, не будем, как говорится, о грустном.

В Берлине мне легко дышалось, на самых оживлённых магистралях и на маленьких улочках не задыхалась от запахов бензина, пищевых отходов, производств, ни разу не попадались граждане с алкоголем в руках, с сигаретами видела, но не в таком количестве, как в Петербурге.

И опять подумала о рекламе во всех её видах. Она здесь как бы на втором плане, а на первом всё же город. Это здорово! По-моему, здорового здесь больше, чем, скажем, в моём Приморском районе.
  
Четвёртый день. Магдебург.

Магдебург – столица земли Саксония-Анхальт - город небольшой, в сравнении с Санкт-Петербургом, но очень милый. 

В Магдебурге так сладко спалось! Ночью никто не орал под окнами и, главное, ни у кого не срывалась автомобильная сигнализация. Я первое время закрывала на ночь окно, хотя очень люблю свежий воздух, боялась, что сейчас начнётся… Вскоре поняла, что значат в реальности слова-пожелание: «Спокойной ночи!»

Спокойную ночь создавал даже общественный транспорт. Оказывается, с наступлением позднего времени суток трамваи постепенно заменялись автобусами. Здесь считается, что последние создают меньше шума, чем трамваи. Хотя местный электрический рельсовый транспорт не идёт ни в какое сравнение с трамваями 47 и 55 маршрутов, громыхающими под окнами моего дома. 

Помню, в прошлом году был случай, когда во время рабочего дня мне нужно было заскочить домой – вывести собаку. «Заскакивала» я, по понятным причинам, втайне от начальства. И вдруг – звонок на мобильный. Директор! Доля секунды, и решение было принято: я открыла окно, отжала кнопку и… «Слушаю Вас, Иван Иваныч». «Громче говорите! Вы что, сидите на рельсах, уважаемая?!» После чего директор узнал, что я только что вышла «из почтового отделения» и вот-вот буду в офисе. 

Пятый, шестой, седьмой, восьмой дни. Магдебург.

Жила не в отеле, а в частном секторе, на квартире, которую снимают мои знакомые.
Какие всё-таки здесь чистые стёкла в окнах. Дома я часто мою окна, но они слишком быстро загрязняются. Почему?! 

Ещё о стёклах, вернее, о полном отсутствии битых стёкол на улицах. Вот собаке моей погулять бы здесь! Мой пёс уже знает, что такое колото-резаные ранки. Но почему в Магдебурге (и в Берлине, и в Брауншвайге) нет битого стекла под ногами?!

Парадные тоже очень чистые; в доме, где я жила, уличную обувь оставляют прямо на лестничных клетках, аккуратно ставя её на небольшие обувницы. У себя дома я тоже стараюсь поддерживать порядок и чистоту на лестничной площадке, в лифте. Дворники не часто добираются до нашего этажа, на первом подметут, а остальным девяти этажам – дружеский привет.

Об автомобилях говорить не буду, уже говорила, разве что ещё об одном, что удивило: машинки (не оговорочка – просто таких большущих, как у нас, я и в Магдебурге не видела) паркуются как положено, но почти никто не складывает боковые зеркала (за исключением парковки в очень узких местах) и не снимает «дворники», уходя домой! Хм…

Много гуляла вдоль берегов Эльбы – погода разрешала. Какая мощная река! Какая мощная у неё история! Вот она – моя встреча с Эльбой! После войны 1945 года в СССР был поставлен фильм «Встреча на Эльбе». В детстве я видела эту картину, но почти ничего не помню из неё, только название врезалось в память навсегда. 

Часами не отпускали от себя благоустроенные набережные и склоны к быстрой реке, множество знакомых и неизвестных мне растений, уютные уголки со скамейками, множество небольших скульптур, каких-то авангардистских инсталляций, мини-монументов, иногда так неожиданно появляющихся передо мной. Приятно было видеть, как много людей гуляет по набережным, бегают на короткие и дальние дистанции, сидят в укромных уголках, молчат или болтают. Не выпивают, не курят. 

В Магдебурге, как и в Берлине, тоже есть «гэдээровские» блочные здания, которые не красят город. Украшают город настоящие архитектурные памятники: Собор и монастырь Пресвятой Марии, Ратуша, Звёздный мост, Городской парк и другие достопримечательности. Символом Магдебурга является Dom - собор святых Мауритиуса и Катарины. Этот кафедральный собор -первое готическое строение в Германии возводилось более 300 лет, его башни высотой почти 100 метров. Я это всё видела!

Как на свидание, ходила я каждый день к «Зелёной цитадели» – месту удивительно красивому с точки зрения современной архитектуры, гармоничному с точки зрения сочетания с природой, радостному с точки зрения восприятия, от которого хорошее настроение поднималось до великолепного. «Зелёная цитадель» - здание-шедевр, спроектированное всемирно известным австрийским архитектором Фриденшрайтом Хандертвассером (или Фриденсрайхом Хундертвассером), настоящее имя - Фридрих Штовассер. Я называла это строение «Розовым домом с золотыми шарами». Хочу, чтобы у меня в районе был такой дом! Надо срочно найти волшебную палочку…

Девятый день. Брауншвайг.

Брауншвайг (или Брауншвейг) – город небольшой, в сравнении с Санкт-Петербургом, но очень милый.

Музеев и научно-исследовательских учреждений здесь, как мне показалось, великое множество. Покорили Романский собор, построенный в 1194 году, Счастливый Дом Рицци, построенный по проекту архитектора Конрада Клостера и раскрашенный художником Джеймсом Рицци, и мощёные уютные улочки.

Жаль, что я была на родине Тиля Уленшпигеля всего один день. 

Десятый день. Берлин.

Жадно-прощальный взгляд на всё. Когда ещё прилечу?.. Жадничать нельзя, поэтому без суеты отправилась сначала сказать «До свидания» одному из симпатичных «мишек в цветочек». Медведь – главный символ Берлина и изображается на гербе города с XIII века.  На улицах часто встречаются яркие фигуры медведей, стоящих на задних лапах, сделанные то ли из дерева, то ли из пластмассы, или ещё какого материала. Фигурки разукрашены на разные темы, у каждого мишки своё «лицо» и вообще они очень симпатичные, а один из них, «в цветочек», понравился мне больше всех. А потом побрела прощаться с приглянувшейся мне местной красавицей – Телебашней. Покружила вокруг неё, не знаю уже в который раз, получила массу положительных эмоций и, послав воздушный поцелуй самому высокому сооружению Германии (368 метров и чуть-чуть сантиметров в небо!), направилась в аэропорт.

Итак, глубокая осенняя ночь, аэропорт «Пулково».

Опять же немецкий самолёт долетел хорошо. Я совсем не хотела спать, потому что соскучилась по родному дому, по котам и кошкам, которые гуляют у нас сами по себе, или сидят на подоконниках и смотрят на улицу, а в городах, где я была, кошек в окошках нет; по разводным мостам через Неву, по штормовым предупреждениям, по родному языку, и по своим, и по кошке Машке и собаке Роньке.

По всему, что дома есть хорошего… 

Автор текста и фотографии: Татьяна Зимбули (Санкт-Петербург) 
Источник: Электронный журнал "Женщина Москва" 

Берлин

Берлин 2011 г.


























































Берлин 2011






























Брауншвайг

Магдебург





























Магдебург





























Магдебург




































Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, пройдите процедуру авторизации здесь.


Наверх