Архитектор А. В. Щусев - Электронный журнал «Женщина Москва»

Сергей Селихов «Особняк Якунчиковой» Каждые пятнадцать лет с начала двадцатого века москвичи наблюдают, как меняется облик Москвы. Они рождаются в одном городе, идут в институт в другом, переживают кризис среднего возраста в третьем, на пенсию выходят в четвертом, в пятом умирают. Памятник в Москве - больше чем памятник. Его судьба - это судьба каждого москвича...

И вот в начале двадцать первого века те же процессы вымывания культурного слоя городской среды начались в Петербурге… В этом разделе будут размещаться очерки о самых разнообразных архитектурных памятниках Москвы и Петербурга, наиболее характерных и поэтому важных для ценителей архитектуры.


Архитектурные фотоочерки авторов журнала "Женщина Москва" о самых примечательных домах Москвы и Петербурга

Авторизация:

Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Регистрация.

Поиск:


Система Orphus


Архитектор А. В. Щусев

25.10.2007

Крюков канал
Крюков канал

Дома Олсуфьева
Дома Олсуфьева

Церковь Пантелеймона Целителя
Церковь Пантелеймона Целителя

Церковь Симеония и Анны
Церковь Симеония и Анны

Летний дворец Петра
Летний дворец Петра

Памятник А.И.Куинджи
Памятник А.И.Куинджи

Церковь Покрова Богородицы
Церковь Покрова Богородицы

(архитектурная прогулка)

(кликните на фотографию, чтобы увеличить ее)

Подходя к главной цели нашего визита в Москву – Марфо-Мариинской обители, без этого имени не обойтись. Позволим себе небольшой экскурс, касающийся в основном петербургского периода творчества зодчего.

Закончив петербургскую академию художеств, А.В.Щусев едет в Среднюю Азию – к истокам тех нитей русской архитектуры, которые говорили языком давно забытых столетий. Интуиция вела его к осознанию привычного для нас облика Красной площади.

Затем – месяцы неприкаянности в Петербурге. Он рядом с Леонтием Бенуа по практической работе, рядом с домом, где жила семья Учителя, где жил и творил И.Стравинский. Петербургская Коломна – район до сих пор сохранивший исторический провинциальный тон и ритм. На Крюковом канале снял комнату и Щусев. Воздух с залива продувал улицы Коломны, а портовые краны соперничали с доминантами церквей. Сюда стекались городские туманы, задерживались в извивах оград до полудня. Здесь сонная жизнь пробуждалась по вечерам премьерами Мариинского театра, безудержным «поберегись» после спектакля, когда наступал гусарский час и закручивались спирали очередных околотеатральных романов.

Трудно провести четкие параллели от впечатлений того времени к итогам творчества Щусева. Тем более, что именно он стал со временем зодчим Новой России, социалистической Москвы. Но при этом  мотивы былинной, средневековой и полупровинциальной Руси часто просматривались в самых крупных работах мастера. Архитектурными цитатами, пластикой объемов своих построек А.В. Щусев шел впереди тех, кто перекличкой суровых шлемовидных построек осваивал в начале ХХ века пространство Петроградской стороны. Но еще до того как тема русского воинства вошла в культовые создания архитектора в виде головных уборов-куполов, еще до того, как вселенский плачь  Ярославны  нашел свое выражение в пластике модерна, был заказ графа Олсуфьева, крупного сановника и сноба.  Граф предложил ему перелицевать и надстроить свой фамильный особняк на Фонтанке,14.

 Всегда подчеркивая свои запорожские корни, Щусев на присвоенных себе правах потомка Тараса Бульбы, создавал образы отвечающие таким знаменательным в то время датам как 300-летие династии Романовых и 200-летие Петербурга. Проект перестройки длинного трехэтажного дома Олсуфьевых под два шедевра петровского времени льстил графу, который заказом постройки храма на Поле Куликовом открыл Щусеву путь на просторы новых  форм и воззрений в исторической архитектуре.

В Петербурге, всяк приехавший из любых далей, останавливается у моста Пестеля завороженный не пресловутым «Чижиком-Пыжиком», а близкой перспективой на сам мост с атрибутами имперской власти, на более дальнюю перспективу – церковь Пантелеймона-целителя, на два шедевра А.В.Щусева – две разнополярные фантазии на архитектурные темы первой трети 18 века.

Если отойти немного от самих этих домов под номером 14, по становится ясным – автор работал в полном согласии с окружающей средой, где еще двумя  историческими пятнами выделяются церковь Святых Симеония и Анны и, разумеется, - Летний дворец Петра Первого. Конечно дома Олсуфьева – это изысканная игра недавнего выпускника Академии. Однако, именно она и его надгробный памятник в некрополе Мастеров Искусств Александро-Невской лавры определили область творческих устремлений на предстоящее тридцатилетие напряженного труда.

Хотелось в двух словах сказать о существовании проекта по созданию Троицкого собора на одноименной площади. Вместо существовавшего там храма петровского времени планировалось возвести памятник мощного градостроительного звучания. Но судьба распорядилась так, что гигантские проекты ждали зодчего уже на московской земле.  Впереди было проектирование и возведение Мавзолея. Что, впрочем, не спасло его от всесоюзного осуждения партийными органами и только смерть выдающегося архитектора в 1949 году остановила руку, занесенную над головами  классиков современной русской культуры – Д.Д.Шостаковича, С.С.Прокофьева, М.М.Зощенко, А.А.Ахматовой…. Список можно продолжить, он общеизвестен.  Последние годы жизни вернули А.В.Щусева в Ленинград,  к истокам. Ему поручили восстановление зданий Пулковской обсерватории.
 
Марфо-Мариинская обитель. Великомученица Елисавета
 
Адрес обители был у нас в списке того, что следует посмотреть в первую очередь. Это знаковое место для всего православия, т.к.  сновательницей ее была Великомученица  великая княгиня Елизавета Федоровна, а воссоздание обители станет вскоре  ярким  знаком общения Русской Зарубежной церкви и Московского  патриархата.

От Петра Великого было принято российским императорам  искать невест на немецкой земле.  Иноземки принимали   православие, а с ним и русскую культуру как европейскую. Их отличало подвижничество, меценатство и жертвенность.


Жены  Павла I, Николая I, вел. князя Михаила Павловича и др. известны многими поступками  эпического масштаба.

Елизавета Федоровна была родной сестрой последней императрицы и потомком Елизаветы Тюрингенской, в честь которой ее и назвали. Став женой великого кн. Сергея  Александровича, она приняла на себя все тяготы царской Фамилии на рубеже веков.

Сначала – убийство мужа генерал-губернатора Москвы террористом Каляевым, а в 1918 году – собственная мученическая  смерть в Алапаевской рудниковой  шахте.  Сначала она нашла  силы молиться за Каляева, а отказавшись покинуть Россию после октябрьского переворота, молила бога о прощении  собственных убийц…

О биографии великомученицы много написано и будет еще сказано в преддверии 100-летия Марфо-Мариинской обители.  Пока же нас интересовал исторический облик Большой Ордынки, архитектурные переклички с Петербургом.
 
С соответствующим букетом ожиданий от встречи с творением А.В.Щусева, мы оказались в Москве на Большой Ордынке у закрытой на все замки территории.
 
Мы знали, что женский монастырь, созданный на средства Елизаветы Федоровны для помощи больным, раненым и увечным воинам, состоит из немногочисленных  построек, в числе которых церкви: в больничном корпусе -Жен мироносиц Марфы и Марии (1909) и главный храм обители – собор Покрова Богородицы (1908-1912).  
Упоминания о ней можно найти в повести И.Бунина «Чистый понедельник».

Ждали мы и встречи с мозаиками и орнаментальными росписями, выполненными по рисункам  М.В.Нестерова и братьев Кориных, с настенной резьбой С. Т. Коненкова и памятником  великой княгине Елизавете Федоровне скульптора В. Клыкова.

Все оказалось на замке, но по всему было видно, какими темпами ведутся внутри  восстановительные работы. Ансамбль Марфо-Мариинской обители должны в присутствии высшего руководства страны и двух примеряющихся церквей сдать в конце 2008 года.

Нам все же удалось в паузу, когда открылись ворота для рабочих, сделать снимок главного храма. Остальное приходится оставить для следующего посещения Москвы.

Текст и фотографии – Валерий Дмитрян  
Дизайн фотографий – Ирина Колесникова

Читайте в нашем журнале архитектурный очерк об особняке Петра Смирнова в Москве в стиле модерн (арх. Ф. О. Шехтель).

Электронный журнал "Женщина Москва"  



 
 
Автор: (tvlur) Валерий Дмитрян
Дата: 26.10.2007 15:52:43
Два города, образуя единое историческое и архитектурное поле, в европейском пространстве находят особое место. Не царицинский новодел, не петербургские монбланы миру не интересны, а то как чудно переплелись культуры Запада и Востока в Москве, да в Петербурге. Ведь лучшие европейские зодчие не смогли устоять перед пряной русской традицией и замесили такой коктейль, что любо-дорого смотреть.
 
 

 
 
Автор: (kosha) Автор
Дата: 25.10.2007 12:20:34
До чего хорош Покровский храм! Было бы замечательно, если мягкая кровля была из такого типа оцинкованного железа, который не чернеет, а зеленеет... как благородная бронза. Миссии нашего журнала очень созвучно именно такое изложение материала - Москва и Петербург как единое культурное пространство. Новый абзац и читатель в Москве, поворот за угол - в Петербурге.
 
 

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, пройдите процедуру авторизации здесь.
Наверх