Фантастический танец цветов в особняке Дерожинской - Электронный журнал «Женщина Москва»

Сергей Селихов «Особняк Якунчиковой» Каждые пятнадцать лет с начала двадцатого века москвичи наблюдают, как меняется облик Москвы. Они рождаются в одном городе, идут в институт в другом, переживают кризис среднего возраста в третьем, на пенсию выходят в четвертом, в пятом умирают. Памятник в Москве - больше чем памятник. Его судьба - это судьба каждого москвича...

И вот в начале двадцать первого века те же процессы вымывания культурного слоя городской среды начались в Петербурге… В этом разделе будут размещаться очерки о самых разнообразных архитектурных памятниках Москвы и Петербурга, наиболее характерных и поэтому важных для ценителей архитектуры.


Больше 1000 идей для Дома и дизайна интерьера своими руками Опыт отечественный и зарубежный. Мы собирали их для вас более 10 лет.

Авторизация:

Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Регистрация.

Поиск:


Система Orphus


Фантастический танец цветов в особняке Дерожинской

02.05.2009


Особняк Дерожинской
51. Дверь библиотеки с решеткой в стиле модерн

Особняк Дерожинской
52. Хозяйственные постройки во дворе

Особняк Дерожинской
53. Вид особняка с внутреннего двора

Рисунок из альбома Шехтеля «Люди–звери»
54. Рисунок из альбома Шехтеля «Люди–звери»

Особняк Дерожинской
55. Первоначальный вид кабинета

Меню праздничного обеда по случаю постройки особняка
56. Меню праздничного обеда по случаю постройки особняка

Особняк Дерожинской
57. Первоначальный вид зеркала над камином в спальне

Особняк Дерожинской
58. Эскиз фрески Борисова-Мусатова "Сон божества"

Архитектор Федор Осипович Шехтель
59. Архитектор Федор Осипович Шехтель


Кропоткинский переулок дом 13

(кликните на фотографию, чтобы увеличить ее) 

Немногие знают, что в Москве находятся лучшие памятники русского модерна. Заслуга в этом, прежде всего, принадлежит талантливому архитектору Федору Осиповичу Шехтелю. Именно он сумел преодолеть заимствованные из Западной Европы традиции стиля ар нуво и создать самобытный стиль национального модерна. Частные и общественные здания, созданные зодчим за 20 лет расцвета этого стиля, так гармонично вплелись в мозаику многовековой московской архитектуры, что кажется были здесь всегда. Наше счастье, что почти все постройки Шехтеля не только сохранились до наших дней в отменном состоянии, но и охраняются властями города… В конце апреля в особняке Дерожинской проходила выставка, посвященная 150-летию со дня рождения Федора Осиповича Шехтеля. На экскурсию в этот особенный дом – бывший до недавнего времени резиденцией посла Австралии – я и приглашаю читателей.

Дом в Кропоткинском переулке (прежнее название Штатный) был построен в 1901 – 1903 годах. План особняка Дерожинской более компактен, чем план дома Морозовой (ул. Спиридоновка д. 17) и последнего собственного дома Шехтеля (ул. Садово-Кудринская д. 4). Несмотря на сложность контура, он все-таки приближается к квадрату. Главный фасад, обращенный к переулку, спокойный и торжественный. Над ним возвышается «башня»
(см. фото 2), в которую заключено пространство гостиной. Поверхность «башни» прорезана овальной рамой гигантского окна, зрительно облегчающего стену. Вверху, над окном, «башня» намерено сделана более массивной. Прямоугольная часть ее завершается сплошной отделкой гладкими полосами белого камня. Над ними, над кровлей, встают две приземистые тяжелые башенки (см. фото 3 и 4), объединенные прямым и простым карнизом, а между ними, отступив в глубь, находятся узкие окна, напоминающие бойницы. По бокам окон размещены вертикальные гирлянды. Возникает образ сказочной крепости-дворца. Здание рождается как архитектурный миф, сочетая в себе массивность и прозрачность, крепостную замкнутость и парадную открытость дворца.

Боковые фасады решены проще, но не менее монументальны
(см. фото 9). Здесь на стене вырастает то огромный белый овал обрамления двери, то парапет низкой террасы прорезают крупные узоры. Они напоминают геометрические фигуры или огромные, пышно раскрывшиеся цветы. Во двор, к служебным корпусам, обращена самая сложная композиция стены дома (см. фото 53), составленная из девяти поверхностей, прямых и полукруглых, идущих от краев в глубь дома к еще одному высокому окну. Именно эта игра поверхностей и линий в сочетании с использованием одноцветной (зеленой) керамической плитки, контрастирующей с камнем, составляет основное очарование особняка Дерожинской.  
  
Особый интерес представляет ограда дома (см. фото 5-8), которую можно видеть с Кропоткинского переулка. На мой взгляд, наравне с оградой особняка С.П. Рябушинского на Малой Никитской ул. д. 6 и особняка Д.Ф. Беляева в Рюмином переулке д. 2, эта ограда является одним из самых талантливых произведений русского модерна. Она имеет самостоятельную, а не только в ансамбле с особняком, художественную ценность. 

В доме, построенном Шехтелем для Дерожинской, хорошо сохранившиеся интерьеры (оформление стен, потолков, дверей) достойны самого пристального внимания. В них со всей полнотой проявилось присущее стилю модерн сочетание максимального удобства и рациональной компоновки помещений, как бы перетекающих одно в другое, с романтическим обликом каждой комнаты. Центр дома – внутренний холл, а не гостиная, как может показаться на первый взгляд. Его художественным акцентом и, одновременно, объединяющей осью дома является главная лестница, ведущая на второй этаж. 

В этом доме проявилась и такая черта стиля модерн, как значимость каждой детали в интерьере. Дверные ручки, выключатели, вентиляционные решетки не только самоценны в художественном отношении, но одновременно подчинены общему замыслу, сверхзадаче, включены в единую симфонию. Особняк Дерожинской – одна из вершин творчества Шехтеля, яркий образец московского модерна.

Рассказ о доме я начну с прихожей и дальше мы проследуем по всему первому этажу (см. фото 12), двигаясь по часовой стрелке.

Прихожая

Через две пары массивных дверей парадного входа
(см. фото 10 и 11) посетитель попадает в прихожую, которую применительно к роскошному особняку правильнее было бы называть холлом. Ручки на внутренних дверях выполнены в форме паука (см. фото 13). Этот паук, наравне с оградой особняка, камином гостиной и главной лестницей, является визитной карточной этого архитектурного памятника. Прихожая выдержана в едином лаконичном декоре. Светлыми дубовыми панелями отделана нижняя треть стен и короткая лестница в гостиную.

Гостиная

В центре дома за огромным окном расположена гостиная (см. фото 15), высота потолка (на вид метров 9 - 10) в ней превышает высоту всех остальных помещений. Фасад особняка развивает тот же архитектурный прием, который Шехтель впервые применил в здании Торгового дома Аршинова (1899-1900 г. Старопанский пер. 5). Его основой является крупное арочное окно, расчлененное по горизонтали на три части, над которыми вознесен аттик. Окно создает в гостиной ощущение вертикального пространства, раскрытого на улицу, как бы без преград соединенного с зеленью небольшого палисадника. Этот эффект усиливают размеры стекол, едва ли не самых крупных в Москве начала 20 века. Монументальность помещению придает и массивный камин (см. фото 16, 17). Фигуры мужчины и женщины, скорее всего, исполнены из гипса. Сюжет мне не ясен. Может, это Адам и Ева? Каждый решит сам. Надеюсь лишь, здесь изображена не семейная драма…   

Первоначально задуманная отделка гостиной четырьмя живописными панно «Времена года», великолепные эскизы которых (см. фреску "Сон божества" картинка 58) были выполнены талантливым художником В.Э. Борисовым-Мусатовым в 1905 году, реализована не была. Хозяйка и исполнитель не смогли прийти к соглашению о размере гонорара. Это грустное обстоятельство не позволило Борисову-Мусатову попробовать себя в монументальном искусстве (художник умер 26 октября 1905 г.)    

Огромное пространство гостиной, благодаря декоративному убранству, сочетает в себе торжественность парадного помещения для светских приемов и концертов и в то же время – домашний уют. Стиль модерн человечней, естественней предшествовавших ему классицизма и ампира. Не удивительно, что он до сих пор имеет большое количество поклонников.   

Основной дизайнерской темой особняка стала отделка деревянными резными панелями с геометрическим или растительным декором. Рисунок некоторых дверей (см. фото 14 и 25), декоративное решение лестниц (парадной и в библиотеке), дизайн отдельных предметов мебели свидетельствуют о влиянии на Шехтеля ранних работ знаменитого австрийца Йозефа Ольбриха, часто использовавшего в своих работах дерево. Но в особняке Дерожинской эти приемы использованы очень самобытно.    

Кабинет-будуар

В кабинете-будуаре представлен великолепный образец новаторского оформления потолка. Вмонтированные в потолок лампочки становятся органичной частью волнообразного рельефа потолка (см. фото 20 и 21). Этот прием в наше время называемый «точечным освещением» Шехтель использует еще не раз.

Мебель, выставленная в особняке, подлинная, она сделана по эскизам Шехтеля (см. фото 23-24). Правда, мебель в кабинете-будуаре и спальне никогда в особняке Дерожинской не стояла, она принадлежала лично Федору Осиповичу и ее предоставила для экспозиции Кира Лазарева, правнучка архитектора.

Одним из экспонатов выставки является альбом рисунков Шехтеля «Люди–звери», рисунок «Кот-дипломат» вы можете увидеть на фото  (см. фото 54).

Библиотека

В разнообразии огромных окон дома угадывается желание архитектора объединить внутреннее пространством с заоконным. Это особенно очевидно в библиотеке, где крыльцо и небольшая терраса во дворе словно становятся элементом интерьера (см. фото 49-50 и 51). Перила антресоли (см. фото 26-27), где расположены большие книжные шкафы, оформлены в виде деревьев, соединяющихся кронами; вместе они создают живописную иллюзию леса.

Современным типовым, да и дизайнерским интерьерам жилых помещений, на мой взгляд, не хватает таких вот фантазийных и одновременно реалистичных образов. Природа перестала вдохновлять современных дизайнеров, да и преемственность в искусстве утрачена. Сегодня ценится эпатаж, цель талантливого дизайнера – максимально выразить свою индивидуальность. Но как в этом эпатажном интерьере жить семье заказчика?!     

Спальня

Хозяйская спальня находится в глубине дома. Размеры помещения впечатляют, на вид в комнате 80 – 90 кв. метров. Небольшой мраморный камин (см. фото 28) придает пространству изящность и уют. Размещенные в спальне кровать и буфет (см. фото 29-30) созданы по эскизам Шехтеля. Зеркало над камином было оформлено Шехтелем очень изящно, убедиться в этом можно посмотрев старую фотографию 57

Из спальни мы выйдем во внутренний холл с парадной лестницей.

Парадная (главная) лестница

Удивительно, но в этом доме Шехтель, так мастерски применявший традиционные для модерна витражи в других своих работах, например, в особняке Рябушинского, здесь их не использовал. Объяснение этому я вижу в том, что общий дизайн дома аскетичный, а вся прелесть витража в ярких цветах. Они оказались не гармоничны для этого проекта.

Также в отличие от особняка Рябушинского и, вообще общепринятых норм, Шехтель разместил парадную лестницу (см. фото 31) во внутренней, интимной части дома. На мой взгляд, лестница оставляет самое яркое впечатление от особняка Дерожинской. Выполненная из того же светлого дуба, что и другие интерьеры, она воплощает основной эстетический мотив дизайна – изображение буйно растущих сказочных цветов. Устремленная вверх лестница уподоблена Шехтелем склону холма (см. фото 32), так достигается лучший обзор каждой детали. Чашечки цветов инкрустированы черным деревом. Медный фонарь, размещенный на деревянном постаменте (см. фото 33) задает движение вверх, геометрия лестницы закручивает пространство по спирали и, подойдя к лестнице ближе, зритель оказывается вовлеченным в фантастический танец цветов… Незабываемое ощущение!          

Гардеробная и ванная комнаты

За спальней, слева от парадной лестницы, находится небольшое помещение неизвестного мне назначения, в котором я сфотографировал этот дубовый шкаф (см. фото 35). Возможно, это гардеробная. Далее по коридору находится туалет (см. 36-37). Полагаю, прежде это была ванная комната, ведь ванная не может быть далеко от спальни!

Коридор, начинающийся от гардеробной, заканчивается входом в кабинет.  

Кабинет

Первоначально среди парадных интерьеров обращали на себя внимание кабинет и столовая. В кабинете тогда был установлен огромный мраморный камин с монументальной скульптурной верхней панелью (см. фото 55). Но по желанию хозяйки интерьер кабинета был полностью переделан в 1910-х годах, камин демонтирован. Именно в этом помещении посетителям выставки демонстрировалось слайд-шоу о архитектурном наследии Шехтеля. Никаких интерьеров в кабинете не сохранилось, даже люстра «чужая» в классическом стиле.   

Столовая

В столовой (см. фото 46) можно увидеть одно из самых больших окон особняка. Эта комната отличается хорошей сохранностью и наличием подлинных деталей убранства. Особый интерес представляет мебель, спроектированная Шехтелем специально для этого помещения. В отделке и меблировке столовой Шехтель использовал мотивы английского и австрийского модерна (в частности работы Йозефа Ольбриха), что особенно заметно в композиции витрины (см. фото 38) и буфетов (см. фото 40-42). На месте утраченного стола в центре комнаты размещен столовый гарнитур той эпохи (см. фото 41).  

Второй этаж особняка и подвал

На второй этаж и в подвал из столовой ведет узкая винтовая лестница (см. фото 43-45). Где-то в подвале, предполагаю, размещалась кухня, из которой готовые блюда по этой лестнице подавались к хозяйскому столу. Дверь на лестницу была открыта и я заглянул в проем. Спускавшиеся сверху девушки сказали, что на втором этаже смотреть не на что – все интерьеры уничтожены евроремонтом. В подвал я спускаться не стал – проход был огорожен. 

Внутренний двор и хозяйственные постройки

Двора или сада (несколько деревьев и кустов перед фасадом я не считаю) у особняка в настоящий момент нет. Уверен, при хозяйке вместо закатанного в асфальт заднего двора был сад, где можно в тишине и комфорте выпить летом чаю… ведь Москва ко времени постройки особняка еще оставалась городом уютным: при многих домовладениях были огороды, а Садовое кольцо представляло из себя непрерывную череду садов и скверов.

Хозяйственный корпус во внутреннем дворе (см. фото 52) выполнен в едином с особняком стиле и цветовой гамме, что объединяет все постройки на участке в торжественный ансамбль.    

Дальнейшая судьба особняка

Валерий Шевчук, председатель комитета по культурному наследию города Москвы, перед открытием выставки, посвященной 150-летию со дня рождения Шехтеля, сообщил, что в особняке Дерожинской после нескольких лет ремонтно-реставрационных работ, скорее всего, разместится посольство какого-нибудь зарубежного государства.
Как удачно, что мы воспользовались перерывом в исполнении особняком Дерожинской ответственной дипломатической миссии и посетили этот удивительный дом, который вот уже больше ста лет является украшением Москвы!

* * *

Биографическая справка

Архитектор Федор Осипович Шехтель


Фёдор Осипович Ше́хтель (см. фото 59) родился в Петербурге 7 августа 1859 в семье обрусевшего немецкого инженера-технолога. Мать Дарья Карловна происходила из семьи саратовских купцов Жегиных и позже служила экономкой в семье Третьяковых. Сам Федор Осипович в последствии женился на своей кузине, Наталье Тимофеевне Жегиной.

Отец Фёдора О́сиповича умер рано, оставив после себя большие долги. Положение было настолько тяжелым, что в 1868 году Дарья Карловна была вынуждена отдать своего младшего сына Виктора-Иоанна на воспитание в другую семью.

Старший сын, будущий академик архитектуры, в гимназии имел посредственную успеваемость, отдавая предпочтение таким предметам как рисование и черчение.  Этому Шехтеля учил  «милейший, добрейший старичок» Андрей Сергеевич Годин, тот самый, у которого пятью годами раньше учился «технике рисования с натуры» Миша Врубель - будущий знаменитый русский художник.

В 1875 Шехтель приехал в Москву и поступил на архитектурное отделение Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Но был отчислен в 1878 г. «за плохую посещаемость». В 1880-е годы работал помощником у архитекторов А.С. Каминского и К.В. Терского. Занимался книжно-журнальной графикой, дизайном театральных афиш, торжественных адресов и меню, сотрудничал в юмористических журналах «Сверчок» и «Будильник», вместе со своим другом Н.П. Чеховым (братом А.П. Чехова) писал иконы и создавал эскизы церковных росписей, участвовал в оформлении коронационных торжеств 1883 и 1896 гг. Антон Павлович представлял Шехтеля начинающим авторам как прекрасного рисовальщика и виньетиста, особенно после того как Фёдор Осипович оформил виньетками первый его сборник «Пёстрые рассказы» в 1886 году. Позже опыт графика и сценографа помог Шехтелю развить идею архитектуры как эксцентрически-живописного зрелища.

В 1894 году, сдав экзамен на право производства строительных работ, Федор Осипович начал работать самостоятельно. К концу 19 века по его проектам было построено уже немало зданий, преимущественно дач и особняков. Лейтмотивом образных концепций Шехтеля было чаще всего средневековое зодчество, романо-готическое либо древнерусское. После постройки особняка Морозовой на ул. Спиридоновка Шехтель становится популярным и востребованным архитектором.

Ряд других зданий — таких, как павильоны русского отдела на Международной выставке в Глазго (1901 г.) и московский Ярославский вокзал (1902 г.), — решены в «неорусском» духе.

К другим известным постройкам Шехтеля относятся: особняк С.П. Рябушинского на Малой Никитской (1900 г.), гостиница «Боярский двор» на Старой площади (1901), перестройка Художественного театра (1902 г.); типография П.П. Рябушинского «Утро России» в Большом Путинковском переулке (1907—1909 гг.).  Все они выполнены в стиле модерн.

14 апреля 1900 года в Париже открылась Всемирная выставка, почти на целый год взбудоражившая художественную среду всей Европы. Шехтель был награждён за участие в ней серебряной медалью. В 1901 году он удостоен звания академика Санкт-Петербургской Академии художеств. В 1914 году, после начала Первой мировой войны, Шехтель был крещён в православие и принял имя Фёдора.

С 1906 по 1922 гг. он был бессменным председателем Московского архитектурного общества. Был избран почётным членом Общества британских архитекторов, архитектурных обществ Рима, Вены, Глазго, Мюнхена, Берлина, Парижа. С 1921 по 1923 гг. возглавлял архитектурно технический совет Комитета по строительству государственных сооружений, был председателем художественно-технической комиссии при НТО ВСНХ, преподавал во ВХУТЕМАСе.

В 1918 году особняк на Б. Садовой, д. 4, построенный Шехтелем для себя, национализировали, а зодчего с семьёй выселили. Он скитался по разным квартирам, пока не нашел пристанище на ул. М. Дмитровка, д. 25, у своей дочери, Веры Фёдоровны Шехтель (Тонковой). Кстати, внук Федора Осиповича – артист советской эстрады Вадим Тонков. Помните знаменитый дуэт комических старух Вероники Маврикиевны (Тонков) и Авдотьи Никитичны?!

Умер Шехтель в Москве 7 июля 1926 г. Похоронен на Ваганьковском кладбище.

Фёдор Осипович Шехтель стал одним из наиболее ярких представителей стиля модерн не только в русском, но и в европейском зодчестве. За достижения в архитектуре он был награжден орденами Св. Анны и Св. Станислава.

Александра Ивановна Дерожинская-Зимина

Урожденная Бутикова, единственная наследница купца первой гильдии, состоятельного текстильного магната Ивана Бутикова. Почетная гражданка Москвы.

Фабрика И. Бутикова располагалась между Остоженкой и Пречистенской набережной, неподалеку, в старинных палатах в Коробейниковом переулке, проживала семья.

И. Бутиков был твердым в своей вере старообрядцем и после кончины жены оставил мирскую суету и навсегда ушел в монастырь простым иноком. Его сыновья, предприимчивые Иван и Степан Бутиковы, учредили в Москве филиалы своего торгового дома.

В 16 лет Александру Ивановну выдали замуж за крупного финансиста, успешного издателя и известного общественного деятеля – Павла Павловича Рябушинского. У Александры Ивановны родился сын. Однако брак был недолговечным, супруги расстались.

Однако именно этому браку обязана Дерожинская знакомству с архитектором Шехтелем, который спроектировал много зданий для семьи Рябушинских. Именно у Шехтеля она заказала постройку собственного особняка. И до 1917 года в этом доме собирался весь цвет театральной Москвы.

Повторно Александра Ивановна была замужем за А.Н. Дерожинским, достоверная информация о котором отсутствует, а третий раз за И.И. Зиминым, одним из директоров товарищества Зуевской мануфактуры (более известен брат И.И. Зимина – С.И. Зимин, именно он на собственные средства организовал в Москве  частную оперу своего имени; сегодня это здание Московского театра оперетты).

До 1918 года Александра Ивановна проживала в России, преимущественно в Москве, потом уехала с сыновьями Павлом Павловичем (от 1-го брака), Сергеем Ивановичем (от 3-его) и мужем в Италию, где следы семьи затерялись. Но фамилия Дерожинская не забыта, каждый раз, когда будут говорить о московской архитектуре, о Шехтеле, назовут и ее.     

Текст и фотографии: Сергей Селихов.




При подготовке очерка использованы материалы выставки Москомнаследия, посвященной 150-летию со дня рождения Ф.О. Шехтеля (апрель 2009 г.) и книга Марии Нащокиной «Московский модерн».

Все очерки об архитектуре Москвы и Петербурга  

Сохранить в закладки: google.com bobrdobr.ru del.icio.us technorati.com linkstore.ru wong.ru rumarkz.ru memori.ru moemesto.ru


 
 
Автор: (La jeune fille) La jeune fille
Дата: 04.05.2009 10:44:57
Спасибо за подробнейший очерк! Я была в особняке, правда, на экскурсию не попала, зато рассмотрела всё, что осталось от интерьеров. К сожалению, сейчас сложно представить особняк во всем его былом великолепии, родной мебели почти нет (только на кухне посудный шкаф). Но то, что уцелело производит глубочайшее впечатление! Особенно мне понравилось оформление библиотечных шкафов в виде леса.
 
 

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, пройдите процедуру авторизации здесь.
Наверх